Пульс госзаказа страны

Елена Авакян, DPI: технологии и возможности их использования в доказывании цифровых картелей - ПМЮФ-2019

22.10.2020

У нас 1 мая 2019 года был подписан закон о суверенном Интернете. Данный закон помимо прочего предусматривает централизованную систему фильтрации Интернета, которая позволяла бы выявлять нежелательный контент. Ну, все вы, наверное, знаете о системах блокировки Интернета, все мы знаем историю с Телеграммом, все мы знаем первопричины, которые побудили создать подобного рода технологию.

У меня тема заявлена - это «DPI: технологии и возможности их использования в доказывании цифровых картелей». Несколько слов вообще о том, что это такое. 


 Что предполагается использовать? Предполагается использовать так называемую систему DPI. DPI это Deep Packet Investing, который предполагает возможность исследовать не только оболочку пакета, но и его внутреннее содержимое. Предположительно, казалось бы, очень красиво звучит, но мы уже обсудили здесь тайну связи и задумались о том, а насколько, вообще говоря, вот эта вся прекрасная идея укладывается в эту самую тайну связи. Речь же идет не только о том, что мы исследуем кто кому что отправил, речь идет о том, что программными методами вскрываем пакет, исследуя его содержимое по определенным алгоритмам, выявляем нежелательные нам алгоритмизированные связи и таким образом отсеиваем этот пакет. 


Ну казалось бы причем тут цифровые картели? Дело в том, что DPI-технологии сегодня больше всего используются вовсе не государством, а частными структурами для целой таргетированной рекламы, когда они исследуют так или иначе тот или иной поток для того, чтобы правильно распределить пакет рекламы. А теперь представляем, что вот этот дуршлаг, который сегодня одевается узконаправленно на очень узкий пакет данных, одевается на всю широту полосы интернет-провайдера, то есть на всех интернет-провайдеров России. Хочется верить, что как любой нормальный поток - этот поток дуршлаг сорвет, ну либо просто прекратит свое существование, после чего его уберут самостоятельно ввиду невозможности прекратить работу Интернета. Но предположим, что это не так. В чем собственно идея? DPI позволяет либо замедлить передачу отдельных пакетов, либо затормозить их вовсе, либо передать их в другой последовательности. Картельный сговор у нас предполагает, в том числе, подачу заявок по определенному алгоритму. Он предполагает расследование причин подачи заявок в определенной последовательности. А теперь ответьте мне, пожалуйста, на вопрос, а как я буду доказывать в данном конкретном случае, как государственный орган, как вы будете доказывать, что вот это вот изменение последовательности произошло не в силу работы DPI-технологии, а в силу наличия сговора. И обратное. Как можно доказать, что DPI-технология сработала таким образом в силу алгоритмической ошибки, а не в силу того, что она была намерено настроена подобным образом. Таким образом, внедрение подобного рода технологии, про которые сегодня антимонопольный орган вообще не рассматривает как нечто свое, может оказать тотальнейшее влияние на работу многоуважаемого органа.  


Я уж не говорю про программы-скрининги, которые между прочим, так на минуточку, будут восприниматься DPI, по крайней мере на первичном этапе, как вирусная программа и отсеиваться как таковая на входе, потому что фактически она осуществляет totol screening идущего потока, либо если мы говорим про исторический скрининг, то там немножко иная будет история. Но если мы говорим, про то, что вы говорите непосредственно внедрение в процесс торгов, то соответственно оно будет отсеиваться DPI-технологией как вирусное. 


Ну и тот вопрос, про который собственно хотелось бы поговорить. А что будет происходить с тем, что будет отсеивать дуршлаг? Ну вот он отсеял информацию. Это огромный поток информации хочется сказать, причем огромный поток информации, огромный объем данных, относительно содержимого всех пакетов, который будет оседать у соответствующего оператора. Пока у Ростелекома, пока не создан специальный центр обработки данных. В этом пакете будет содержаться информация о содержимом пакетов, о том от каких источников он поступал, какие алгоритмы он содержал и может ли эта информация, а она носит совершенно очевидный доказательственный характер, использоваться для доказывания тех или иных отношений? Может ли эта информация считаться относимой и допустимой с точки зрения уголовного процесса? Может ли она считаться, имеющая доказательственное значение для административного процесса? И не стоит ли нам уже сегодня задуматься на эту тему? И для себя каким-либо образом решить, как соотносится тайна связи, общественный интерес на «знай и люби своего клиента», IQWS-процедуры, общественный интерес на пресечение незаконных действий и право каждого гражданина на личное пространство. Ну и чтобы жизнь медом не казалась, дополнительно еще и право на забвение, которым любое физическое лицо может воспользоваться в любой момент, потребовав удалить из системы любые персональные данные. 


Сегодня мое выступление не предполагало ответов, потому что их на самом деле нет, причем нет нигде в мире. Я предполагала задать эти вопросы и предложить задуматься об этом, выработать какие-то предварительные процедуры дабы в дальнейшем не загружать Конституционный Суд излишними вопросами на эту тему. Спасибо. 

Смотрите, читайте, критикуйте

Федеральная Антимонопольная Служба - ФАС России Честные закупки – борьба с расточительством и коррупцией в сфере госзакупок и закупок госкомпаний Общественная Организация Малого и Среднего Предпринимательства - Опора России
Настоящий ресурс содержит материалы 16+