Пульс госзаказа страны

Кирилл Дозмаров, руководитель группы антимонопольной практики ART DE LEX - Госзаказ.ТВ

12.01.2020

Круглый стол «Актуальные вопросы применения в области антимонопольного тарифного регулирования» 

Кирилл Дозмаров, руководитель группы ART DE LEX 

Сейчас мы не будем ставить вопрос о том удачно было проведено или неудачно. Но тем не менее в любом случае мы движемся поступательно, плавно, определенными шагами в направлении все-таки усложнения понимания картелей и как нарушений, и как, опять же вам предыдущие докладчики сказали, именно в вопросах предмета доказывания. Что нужно доказывать? Если говорить по поводу первого разъяснения, которое было опубликовано, это разъяснение № 14 «О квалификации соглашений хозяйствующих субъектов, участвующих в торгах».

На самом деле, о чем данное разъяснение говорит? Разъяснение ФАС России говорит о том, что в рамках доказывания поведения хозяйствующих субъектов на торгах нужно четко устанавливать цели данного соглашения. То есть, ну я думаю, не знаю Андрей Петрович со мной согласится или нет, но по сути цель соглашения - это умысел. Вот в данном случае Федеральная антимонопольная служба должна установить элемент состава нарушения антимонопольного законодательства, а именно -  умысел двух хозяйствующих субъектов на заключение картельного соглашения. Что такое, вот разберем - ситуация один, ситуация два. Два хозяйствующих субъекта встречаются на торгах для чего?

Для того, чтобы формально торги состоялись. Не будем сейчас углубляться в те правовые конструкции, которые существуют в российском законодательстве, исходя из которых при том, что на торги заявился один участник торги считаются несостоявшимися и договор не заключается. Значит, два хозяйствующих субъекта приходят на торги. Заключают соглашение о чем? Целью данного соглашения является то, что торги, в принципе, состоялись, они, в принципе, есть факт, но при этом причинно-следственные связи поддержания повышения цены на торгах нет. Стороны не договаривались о том, что они устанавливают цены. Они не делили торги. Они не делили лоты.

Поведение одного субъекта является абсолютно пассивным. И на самом деле, вот если говорить об этой ситуации, как конкретно ситуации № 1, она ведь является не новой для Федеральной антимонопольной службы, для правоприменительной практики. Существует целый ряд, да и, конечно же, много судебных актов в регионах, в частности, суд Северо-западного округа разрешал в 2016 - 2017 годах подобные дела, где он говорил, что если пассивное поведение хозяйствующего субъекта на торгах фиксируется Федеральной антимонопольной службой и нет факта доказывания того, что стороны делили лот, устанавливали цену, значит эти два хозяйствующих субъекта не конкуренты.

То есть суд вышел из этой правовой конструкции таким образом, что он посчитал одну сторону не конкурентом, а другую конкурентом, соответственно. И фактически нет цели соглашения. Федеральная антимонопольная служба в своих разъяснениях говорит о чем? Что цель соглашения, а именно вот то - было ли картельное соглашение или это соглашение какое-то иное, которое не образует состав антимонопольного нарушения, должно устанавливаться в рамках исследования Федеральной антимонопольной службы вот этой причинно-следственные связи между действиями хозяйствующих субъектов и результатом того, что получилось на торгах. То есть по большому счету вот об этом данное разъяснение.

Смотрите, читайте, критикуйте

Федеральная Антимонопольная Служба - ФАС России Честные закупки – борьба с расточительством и коррупцией в сфере госзакупок и закупок госкомпаний Общественная Организация Малого и Среднего Предпринимательства - Опора России
Настоящий ресурс содержит материалы 16+