Пульс госзаказа страны

Алексей Иванов, директор Института права и развития ВШЭ-Сколково, ПМЮФ-2019 - Госзаказ.ТВ

08.11.2019

Алексей Иванов, директор Института права и развития ВШЭ-Сколково Второй блок вопросов - вопросы, касающиеся цифровых картелей, например. Пятый антимонопольный пакет вводит очень существенную новацию, вводя возможность защищаться участникам цифровых картелей. В принципе там сейчас расширено на все картельные сюжеты, но возникло это именно из потребностей цифровой экономики, предложений защищаться по 13 статье закона «О защите конкуренции».

Тринадцатая статья устанавливает, что в случае, когда-то или иное конкурентное действие, которое по умолчанию антиконкурентное, приносит тем не менее пользу обществу, экономике и так далее, оно может быть разрешено. То есть появляется такая как бы индульгенция у такого антиконкурентного участника, ну деятеля, и эта индульгенция она основана на тех положительных социальных и экономических эффектах, которые такое лицо несет. Сегодня такой индульгенции нет, такой защиты нет у участников картельных сговоров. Они просто исключены. Картели запрещены «per se», что называется, то есть всегда, независимо от эффекта. И под картелями в российском законе…

То есть тот же запрет, который распространяется на картели в российском законе, распространяется и на так называемую координацию экономической деятельности – это 5 часть статьи 11. И вот координации экономической деятельности, если мы посмотрим на нее буквально, это координация одним участником деятельности многих участников по ценам и, например, по территории и так далее. Но фиксация цен – это базовая, базовая история. То есть если мы посмотрим как работает любая цифровая платформа сегодня – «Uber», «Яндекс-Такси», «Booking» и так далее, они координируют цены многих участников фактически. То есть это ни что иное как координация экономической деятельности - запрещенное согласно части 5 статьи 11 закона «О защите конкуренции в Российской Федерации» деяние, причем запрещенное всегда, во всех случаях.

Я не знаю оснований, по которым у нас есть, у нас я имею в широком смысле, по которым регулятор может такой картель, такую координирующую структуру вывести из-под ответственности. Я не понимаю. То есть, только по-другому посмотрев на нее, посмотрев на нее через призму, я не знаю, того, что это разные рынки, там нет какой-то координации, тра-ля-ля. Ну, например, «Uber» защищается, и «Яндекс» соответственно, тем, говорит, что он на самом деле цены не фиксирует, он их как-то там предлагает и так далее, но это уже вопрос конкретного кейса.

Если всерьез применять часть пятую, то большинство этих цифровых платформ под угрозой очень серьезной санкции. Ну, во-первых, это очень жесткая статья. Статья 11 она в принципе с серьезными оборотными штрафами, там ла-ла-ла, вплоть до уголовного преследования. Потому что картелизация сама по себе это еще и уголовно наказуемое деяние, как вы знаете. Соответственно, введение в 13-ю статью вот этого механизма, этой индульгенции, это очень хорошая вещь в принципе для цифрового рынка. Ну то есть он должен ее воспринимать очень хорошо. Следующий кусок касается доминирования цифровых платформ. Здесь закон, на мой взгляд, пятый антимонопольный пакет, на мой взгляд, не сделал то, что задумывалось изначально, то есть он был существенно ограничен в этой части и это я скажу скорее слабая сторона пакета. То есть изначальная идея пятого пакета была в том, чтобы доминирующую роль цифровых платформ считать преимущественно по качественным, а не количественным характеристикам. И это очень важно. Действительно, состояние конкуренции меняется, и рынок сегодня доминируем участниками, чью долю в классических индустриальных понятиях посчитать либо крайне сложно, либо она не релевантная рыночной власти.

То есть, например, с «Booking» очень интересная история. Причем это не наша история, это европейская история. Если взять и спросить у отелей, у гостиниц количество номеров, которые Booking.com бронирует в их общей массе, то есть грубо сколько номеров бронируется через «Booking», по опросам они скажут 5 – 7%, что в принципе мизер и если вы так арифметически будете выделять долю Booking.com, то у вас получится 5 - 7%. А если спросить у любого отеля, который участвует в этой системе, можете ли вы отказаться от «Booking», ответ будет - нет, причем категорически.

Таким образом, что получается? Получается, что участник, занимающий относительно небольшую долю рынка, обладает колоссальной рыночной властью, диктуя цены, диктуя условия. Почему так? Потому что логика работы цифровых платформ не всегда линейно похожа на логику работы индустриальной экономики. И в связи с этим в ней появляются новые факторы, новые как бы элементы. Эти новые факторы, эти новые элементы должны учитываться не арифметически перемножая объем продаж, а рассматривая сущностные отношения.

Смотрите, читайте, критикуйте

Федеральная Антимонопольная Служба - ФАС России Честные закупки – борьба с расточительством и коррупцией в сфере госзакупок и закупок госкомпаний Общественная Организация Малого и Среднего Предпринимательства - Опора России
Настоящий ресурс содержит материалы 16+