Пульс госзаказа страны

Об участии малого бизнеса в экспорте - Пётр Фрадков, директор АО "Российский экспортный центр"

13.11.2017

Генеральный директор АО "Российский экспортный центр" Пётр Фрадков рассказывает о тех компаниях, которые представляют российский бизнес за границей - фирмах-экспортерах. Выступление в рамках пленарного заседания на юбилейном форуме организации малого бизнеса "ОПОРА РОССИИ".


ОБ УЧАСТИИ МАЛОГО БИЗНЕСА В ЭКСПОРТЕ - ПЁТР ФРАДКОВ, ДИРЕКТОР АО "РОССИЙСКИЙ ЭКСПОРТНЫЙ ЦЕНТР"

 

 

 

Генеральный директор АО "Российский экспортный центр" Пётр Фрадков рассказывает о тех компаниях, которые представляют российский бизнес за границей - фирмах-экспортерах. Выступление в рамках пленарного заседания на юбилейном форуме организации малого бизнеса "ОПОРА РОССИИ".

 

 

               Мы с самого начала нашей работы попытались выстроить работу с Опорой, потому что прекрасно понимаем, что, конечно, вот решение задачи увеличения не сырьевого экспорта в России нельзя решить без малого и среднего бизнеса. Мы это прекрасно понимаем, и самый большой здесь запас прочности, самый большой резерв, как уже сегодня это было отмечено.

При этом я, может быть, даже несколько цифр бы привел. Все-таки мы за последние пару-тройку лет, мне показалось, немножко смогли вот эту тенденцию если не перевернуть, то как минимум, сдвинуть. Правда, если оперировать цифрами, которые, опять-таки сегодня звучали, 28 тыс. в 2018г., но это начало 2017г. по статистике, в частности, по данным ФТС, это компании, которые экспортировали. Если мы говорим про малый бизнес, я подчеркиваю, всего у нас 260 тыс. компаний малого бизнеса, т. е. все-таки, это не один процент. Давайте тоже здесь арифметически быть точными. А я все-таки тоже хотел бы оперировать цифрами малого бизнеса, потому что категории — малый бизнес, и микро, и средний, потому что мы еще раз понимаем, что это сейчас самые динамично растущие показатели.

При этом я тоже хотел бы рассказать по той же статистике, которую мы смотрели за семь месяцев. Изменилась география поставок, что тоже важно само по себе. Если буквально пару-тройку лет назад это был СНГ, в основном регион самой комфортной зоны комфорта. Сейчас достаточно большая доля той же Юго-Восточной Азии, как ни странно, Латинской Америки, Ближнего Востока. Это говорит о том, что наши экспортеры компании, представители малого бизнеса, экспортирующие компании лучше разбираются вот в этой всей сложной конъюнктуре, в сложной вот этой сфере внешнеэкономической деятельности, не, с точки зрения импорта, к которому, наверное, все в свое время привыкли хорошо, а именно, с точки зрения экспортных процедур.

И вот тоже посмотрели по статистике, буквально вчера отработали статистику по семи месяцам 2017г. В целом экспорт растет у нас. Вот мы посмотрели 16% не сырьевой не энергетический экспорт по семи месяцам рост, но там, где большее количество занятых именно предприятием СП, таких, как наверное, товары народного потребления 34% рост в стоимостном выражении, легкая промышленность 14%, АПК переработка 19%, т. е. в каком-то смысле мы говорим о том, что тенденция налицо, но при этом, мы понимаем, что далеко не исчерпали тот резерв.

Что мы имеем в виду? Конечно, если опять-таки пару лет назад, в одном предложении или там тройку лет назад в одном предложении экспорт, не сырьевой экспорт, малое предприятие, это больше, наверное, было через запятую, в такой вот более теоретической выкладке. Сейчас это, наверное, реалии и мы говорим о том, что государство предпринимает усилия в части поддержки экспортеров, создавая программы, которые уже работают и мне кажется, никто не поспорит с тем, что номенклатура этих программ, которые сейчас существуют, она достаточно обширная. И мы проводили анализ в сравнении с международной практикой. По многим позициям у нас не хуже, а по многим позициям объективно лучше (3:30) на это приличные, достаточные ресурсы.

Но наша проблема, которую мы видим в российском экспортном центре, это умение экспортерами воспользоваться этими программами. Грубо говоря, если мы сейчас говорим о том, что малое предприятие должно превратиться в среднее, а также как экспортер, раз попробовавший осуществить экспортную поставку до момента превращения ее в такую экспортноориентированную компанию. В нашем понимании, экспортноориентированная компания это — минимум,  25% выручки должно приходить от экспортной деятельности, проходит, минимум, три, четыре года, не меньше. Мы такую разработали даже этапность, если хотите, зрелости экспортера экспортной деятельности.

Первый этап, это, наверное, все-таки базовый, наличие продукта либо услуги конкурентноспособной. Да, по многим, конечно, показателям мы конкурентно – способны, но, как сейчас наши зарубежные коллеги говорят, на международной арене уже сейчас идет конкуренция  опять-таки не товарами и услугами, они априори, должны быть конкурентноспособные, сколько опять-таки, системами поддержки экспорта, вот, чем государства, по идее, конкурируют между собой. А для того чтобы продукт был конкурентноспособный, и, конечно же, уже на самом начальном этапе, мы здесь работаем с коллегами из корпорации МСП, с фондом развития промышленных, собственно, создавать эти производства изначально, в том числе направленных, настроенных на работу на внешних рынках. Принцип очень важный – продавать не то что производишь, а продавать то, что требуется, то, что пользуется спросом. Это вот большая, как говорится, парадигма, по которой, мне кажется, мы все подходим.

Второй этап, это так скажем, пристрелка к экспорту, когда на самом деле предприятие, уже имеющее какую-то, может, экспортную номенклатуру, в первый раз по-настоящему задается вопросом, а что, собственно, надо сделать для того, чтобы экспорт состоялся.

Тут уже первый этап, вот этот этап, он предполагает ту продуктовую линейку, которая есть. Это поиск партнера, это аналитика внешнеэкономическая, конъюнктура, это, собственно, полный такой анализ, куда продавать, что продавать, какие барьеры есть на внешних рынках. Это уже начали предоставлять и только за 2017г. более трех тысяч запросов со стороны компаний малого бизнеса в российский экспортный центр именно в этой части поступило. Но потом происходит, знаете, резкий такой спад, какой-то обвал или разрыв. На полтора года, минимум, компания пропадает. Она просто пропадает с наших радаров. И я понимаю, почему это происходит. Потому что коллеги, какую-то внутреннюю такую проходят анализ, какую-то эволюцию, и многие не возвращаются. Конечно, потому, что принимают решение, что нет, наверное, своим продуктом я не готов экспортировать либо, я бы, не хотел.  А многие приходят и говорят: «А вы знаете, для меня все сложно, непонятно, давайте мы вам все отдадим, а вы за нас продайте, разместите, и потом вернетесь, соответственно, уже с реализованным контрактом». Ну не совсем, конечно, рабочий вариант, потому, что мы говорим про предпринимательскую жилку какую-то, все же сама компания должна принимать те риски, принимать инновационные бизнес-решения.

Следующий этап, если компания все же принимает решение экспортировать, он, наверное, самый обширный, это, где мы применяем весь инструментарий, который есть. Его много, коллеги. Это и субсидирования различного вида, патентования, сертификации, выставки. Когда компания, собственно, начинает экспортировать, финансовый ресурс достаточно широко начинает быть востребованным. Много разных вариантов, это и субсидирование процентных ставок, это и страхование дебиторской задолженности при отсрочке платежа, это и программа, которую мы с Центральным банком совместно реализовываем по рефинансированию под залог (7:18) компаний, входящих в группу РЭЦ. Это сейчас новую программу запустили субсидирования (7:20) к коммерческим банкам, и, конечно, финальный этап, к которому мы все идем, это масштабирование деятельности, когда компания становится экспортноориентированной, когда есть экспортная стратегия. К сожалению, то, что мы видим, от этапа к этапу конверсия всего лишь 15%, т. е. не от первого к четвертому, а от этапа к этапу, т.е. от той компании, которая первый раз задумывалась от экспортной деятельности до той, которая становится экспортером, конечно, мы видим достаточно большой разрыв.

Наша задача, как мы видим, российского экспортного центра совместно с коллегами, хорошим, как бы это банально ни звучало, продолжать. Имею в виду, и мы так считаем, что система достаточно, уже в первом приближении, она создана, ее просто нужно налаживать. Это вот — пропагандистская, просветительская, как хотите, образовательная работа, что экспортом заниматься можно, нужно, инструментарий есть, просто его нужно применять в зависимости этих этапов и готовности компании, соответственно, к экспорту.   Поэтому мы продолжим, конечно, работать. Мы готовы это делать, опять-таки 200 тыс. компаний малого бизнеса не так много, мы с Александром Сергеевичем, тоже как одну из последних идей решили, может быть, дойти до каждой практически, потому что это требует каждодневной работы по продвижению этой всей идеи, этой всей истории.

Спасибо огромное.


Смотрите, читайте, критикуйте

Федеральная Антимонопольная Служба - ФАС России Честные закупки – борьба с расточительством и коррупцией в сфере госзакупок и закупок госкомпаний Общественная Организация Малого и Среднего Предпринимательства - Опора России
Настоящий ресурс содержит материалы 16+